Проза ::: Рассказ ::: Время для драконов. Первый дов.

Тонкая шелковая лента времени наконец уперлась в стальное лезвие ножниц, находящихся в руках первых после Творца существ этого мира - его богов. По одной перерубались энергетические артерии, каналы - мир постепенно погибал. Плоть земли свелась судорогами, на ее костях лопнули нарывы вулканов. Воздух в ее легких сжижался, заставляя задыхаться, моря утекали, просачиваясь через треснувшее дно, звезды срывались с насиженных мест, падали и сталкивались, солнце гасло на глазах у созданий, оказавшихся в самой гуще Судного дня.
Но были и такие глаза, что смотрели на происходящее с расслабленным интересом и наслаждением моментом, словно на отчаливание красивого лайнера, идущего в дальний круиз вслед за закатом. За третьей небесной сферой, в Звездном Дворце.

- Потрясающе, - проговорил один из двух богов, наблюдавших Судный день с веранды Дворца. - Нет, Ашунактанд, это нельзя было вообразить самому. Подобное великолепие подчинимо лишь Творцу.
- Да, брат, - ответил второй бог. - Но ты не видел смерть Зетара, предыдущего нашего мира - я два цикла не мог и пары слов связать от потрясения.
- А ты разве тогда уже пришел?
- Да, тогда уже пришел.
- Как это было? И каков был Зетар? Похож на наш Архон? И каким образом он погиб? Пойми, я не в силах допустить, что может быть что-то еще более завораживающее, чем то, что вижу сейчас.
- Ты много говоришь, Марагол. Не упускай момент - смотри. А что не под силу тебе - оставь Творцу.
- Брат, я возбужден, я уже хочу начать строить новый мир!
- Остынь же, юнец! Единый смысл созидания - это чудо разрушения. Насладись им в полной мере.
- Да, до последней капли, Ашунактанд.
Двое стояли в тишине, озаряемые энергией, что испускала гибнущая мировая сфера. Тысячи душ они впитывали в себя, мириады мыслей наполняли их сознания. Временами им представлялись панорамы истории Архона - истории, полной войны и процветания, чумы и благоденствия.
Постепенно поток энергии порвался на отдельные сполохи.
- Помнишь драконово племя, Ашунактанд?
- Конечно, помню.
- Высшие смертные. Или низшие бессмертные... Искусное творение, жаль такую работу. Высокородные, могущественные, гордые. Я обязательно сам сотворю подобное племя.
- Горяч твой ум, Марагол.
- Ты, ныне мастер подземельных миров и мрачных казематов, прежде любитель обустройства недр и их богатств - неужели не был ты молод и горяч?
Ашунактанд оставил вопрошение брата без ответа, лишь глубже погрузился в созерцание. Марагол некоторое время ожидающе посмотрел на старшего, а потом его посетила новая мысль.
- Скажи, кто из наших братьев и сестер породил то драконово племя?
- Должно быть, Фальд. Она часто передает свою гордость и независимость творениям.
- Не может быть, Фальд помогала Яхвену в работе над людским племенем. Возможно, Трогум?
- Нет, Трогум навещал меня несколько миллиардов лет назад. Он еще более постарел и давно не занимается такими грубыми вещами.
- Признаться честно, брат, я в таком случае не имею представления, кто из нас может быть отвественным за дов.
- А на что ты тогда поглощаешь энергию Архона? Давай посмотрим, откуда повелись они.
Ашунактанд выпустил из кончиков пальцев облачко космической туманности, в котором боги могли разглядеть события и судьбы проглоченного мира...

- Вольтраг! - услышал князь свое имя, прогремевшее по всему небу.
Пасмурным днем не было особо светло, но все же теперь заметно потемнело - огромная тень спускалась к терему. Государь стоял на крыльце, безропотно ожидая прибытия дракона по имени Дерагорн.
- Вольтраг! - вновь громухнули небеса.
Князь удивился, потому как был уверен, что острый драконий глаз заприметил его за тысячу лиг и обладателю сего глаза было не за чем вновь звать человека по имени. Известно, что драконы этого не любят.
Через пару минут перед Вольтрагом стоял исполинский тридцатифутовый бронзовый зверь, походивший на рептилию.
Полуденный гость кивнул в знак приветствия, тем же ответил хозяин.
- Ты знаешь, зачем я пришел, князь, - прогудел ящер. Человеческая речь никогда не звучала естесственно в устах дракона.
- Да, Дерагорн. Ты пришел затем, чтобы потребовать давний долг.
- Не такой он и давний в представлении дова, но, йорре, ваша жизнь коротка. Однако ты еще успеешь вернуть мне тот _давний_ долг, князь.
- Твоей волей я ношу корону Северного княжества и ею упокоены мои враги. Скажи, Дерагорн, чего ты хочешь за это?
- В уплату я хочу, чтобы ты в свою очередь упокоил моих врагов, арок.
- Помилуй, могущественный! Почему тебе нужна в этом моя помощь?
- Действительно, - кивнул дракон и ухмыльнулся, как показалось князю. - не звал бы я тебя, покуда среди йорре меня нет сильнее. Оттого ты мне нужен, что не применима там сила дов.
- Так расскажи, кто тебе мешает и где он.
Дерагорн подошел ближе, встав на ступени рядом с князем, и протянул длинную шею вокруг него. Вольтраг подумал, что ему сейчас ничего не стоит выхватить меч и обезглавить грозного ящера, но тут же отбросил заманчивые мысли - говорят, драконы умелые мозгочеи.
- Ведомо ли тебе о нашем храме, храме дов? - спросил Дерагорн, шевеля языком всего в паре футов от собеседника-человека.
- Только из обрывков древних легенд. Я даже не знал, действительно ли он существует.
- Он существует, хуры. Оттуда пришел первый из нас. Там родились все дова. Там лижет небосклон изайоль, Вечный Пламень. Добраться туда возможно лишь по небу, поэтому влазь мне на шею, князь, и держись.
Вольтраг теперь был поражен. Чтобы дракон предложил человеку стать своим седоком - неслыханно! А делает ли это ему честь? И что же это за недруг, заставивший Дракона пресмыкнуться?
- Чего ты ждешь, йор? Век твой не долог!
Князь понял, что непроизвольно задержал дыхание, и выдохнул. Затем он отстегнул броши мантии и сбросил ее на пыльный пол, проверил, как сидит кольчуга, достаточно ли остр клинок. Перемахнув ногой через драконью шею, он взялся руками за роговидные костяные отростки на голове и произнес:
- Я готов вернуть долг.
- Смотри, князь. Сейчас ты узнаешь, как видим мир мы, дов.
Дерагорн отошел от крыльца, расправил кожистые крылья и мощным толчком лап оторвался от земли.
Двое смотрели, как гигантский ящер и его седок пересекают первую небесную сферу, двигаясь на северо-восток к Хребту мира - туда, где выходят на поверхность обнаженные кости земли.

Огромный вулкан возвышался над всем хребтом. На дне его кипела и клокотала озлобленная лава - огнедышащая гора не спала, но была спокойна. Из жерла вверх рос столб золотисто-красного света, доставая до неба и устремляясь еще выше, так что даже в полете Вольтрагу пришлось поднять глаза.
- Изайоль. Знай князь, ни один дов не вспомнит иного смертного, видевшего вечный пламень.
Дерагорн опустился на край жерла, приклонил голову, позволяя человеку сойти.
- Вот он, храм моего племени. Это не то, что йорре могли бы почитать, как святыню. Однако даже дов здесь не место и не время показывать огненное дыхание - здесь, рядом с изайоль. Нельзя ему стать оскверненным, ибо вечный пламень горит в каждом из нас. Без него нет дов. Потому я не могу обойтись без твоей помощи, князь.
- Где же твой недруг, мудрейший? Кто побеспокоил этот .. вулкан?
- Ни нам, ни храму нет дела до этих беспокойств, князь. И не всю суть храма ты можешь сейчас видеть. Посмотри вниз. Видишь ли уступ у самой магмы? И дверь, через которую мог бы пройти твой соплеменник? За той дверью ты найдешь залу, залитую светом, еще более ярким, чем изайоль, но нисколько не теплым. Там содержится искра Творца, дающая архону, этому миру, возможность жить. Оставили ее здесь боги в час создания, считая, что это место надежно и недоступно. Однако же время сумело провести туда низкую тварь. Я желаю, чтобы ты исправил пущенное богами на самотек. Избавь храм от ее присутствия.
- Если там засело существо, которое можно убить, я обещаю это сделать, - уверенно сказал Вольтраг.
- Сделай это, как умеешь. А я спущу тебя ко входу.
Князь влез обратно на шею дракону, и они спикировали к самому дну жерла. Лава там и тут вздувалась пузырями газа, силясь дотянуться до посетившего храм смертного. Дерагорн завис в воздухе над нею и наклонил голову к уступу.
"Небось до чертей с их котлами недалеко, кто б их побрал," - выругался Вольтраг на пекло и идущий от магмы жар и поспешил войти в резную каменную дверь, о которой говорил дракон. Плотно закрыв ее, князь повернулся и огляделся. Яркий, но мягкий белый свет был прохладен, приятно гладил покрытые потом лоб и щеки и озарял всю залу. Зала эта была шарообразная, вся украшенная узорчатой резьбой, тиснением, раскрасью - что пол, что потолок. Свет искры ложился ровно на все поверхности, и хоть источника не было видно, понятно, что он находился в центре комнаты.
Вольтраг представил, как будет рассказывать об этом внукам, какие баллады сложат барды с его слов. Потом подумал что легенды, которые дошли до его уха, рассказывали что-то об этом драконьем храме, что значило, что он здесь вовсе не первый человек.
Князь осмотрел залу еще раз в поисках следов своей цели. Глаза его нашли нору, в которую он мог влезть сам, пусть не без труда. Так он и поступил.
Чтобы видеть свой путь по этой норе, князь беспрестанно повторял мантру светоча, и чем глубже он заходил, тем сильнее был гул бормотания. Вскоре он выбрался из норы в грот пещеры. Теперь светоч выхватывал у темноты лишь пустоту в десяти шагах от князя. Вольтраг обнажил меч и осторожно двинулся вперед, продолжая повторять мантру. Когда он сделал две дюжины шагов, ему показалось тихое быстрое шуршание поодаль слева. Нарушитель тишины замолчал и вслушался в нее, но больше его уши ничего не уловили.
Тогда князь вновь зажег светоч и, нервно сжав эфес, пошел дальше. Но не ступил он и десятка шагов, как сзади на него что-то набросилось. От испуга князь забубнил мантру так, что светоч погас, отскочил в сторону и стал махать мечом во все стороны вокруг. Иногда раздавался звон, будто клинок встречал другой клинок, и тогда князь чувствовал, что его беспорядочные взмахи парируют. Это его слегка успокоило, он произнес мантру достаточно внятно, чтобы светоч снова загорелся, и увидел своего противника.
Это было существо, отдаленно напоминающее эльфа, с белой, почти прозрачной кожей, ссохшимися глазами, долговязыми конечностями и большими ушами. Ладони и ступни были обвязаны каким-то жестким мокрым полотном. Оружие, которым существо парировало уже осмысленные выпады Вольтрага, представляло собой длинный каменный нож с рукоятью, обмотанной таким же полотном. Противник явно уступал в умении фехтования бывалому рубаке, князь еще больше приободрился и мощным ударом по клинку сломал оружие врага, затем рубящим движением снизу налево-вверх всадил ему меч в грудную клетку. На лезвие вытекла бледно-розовая кровь, существо обмякло. Вольтраг вытащил меч из тела, и оно повалилось на пол пещеры.
- Эхехей! - с уверенностью крикнул князь в темноту, но больше никого в пещере не было.
Победитель постал из-под кольчуги свой серебрянный кулон, инкрустированный аметистом, сорвал с шеи и бросил на камни рядом с поверженным.

- Чую кровь я на твоем клинке, князь. Выходит, искра теперь снова схоронена в одиночестве?
- Да, Дерагорн, я убил ту тварь и закрыл ее лаз.
- Тогда я считаю, что твой долг возвращен, Вольтраг. Теперь тебе должно вернуться к йорре, - произнес дракон, в третий раз преклоняя голову.

Скьольд был построен дварфами за столетия до утверждения Королевства и Северного княжества. Ныне на Севере мало осталось подгорных мастеров, но Скьольд оставался городом шахтеров, ювелиров и кузнецов, потому как чувствовалась в недрах близость богатств и сокровищ Хребта Мира.
Один из самых глубоких рудников нынче посетил сам князь Вольтраг, но пошел он туда только с несколькими своими людьми - придворным чародеем и тремя дружинниками - и скьольдским старожилом.
Последний привел группу к расселине в потолке шахты - в молодости он видел, как из нее выбралась тварь, похожая на недавно встреченную князем в подземелье.
- Ну так что маг, ты чувствуешь филактерию? Можешь мне сказать, где она?
- Я служил еще у прадеда твоего предшественника, князь, и все мои господа понимали, что торопливость не поможет делу. Пойми и ты. Кстати говоря, никто из них не был настолько рассеян, чтобы потерять мою филактерию незнамо где, в дрансеровых пещерах.
- Не дерзи мне, маг. Хоть ты и полумертв, я всегда могу снова тебя убить, как когда ты мешал мне взять корону. Выполняй приказ, отвечай!
- Уволь, государь, если хочешь ответа, имей терпение. Да, я чувствую филактерию, но она может быть в сотне лиг отсюда. Ты уверен, что здесь ход в дрансеровы владения?
- Так сказал дед, - Вольтраг кивнул на старого скьольдца.
- Этот дед мне во внуки годен. Но, думаю, он прав, если залезем - дрансера точно найдем. На счет филактерии не знаю.
Князь еще раз задрал голову и поглядел вглубь широкой расселины.
- Подними нас туда.
- Государь?
- Как ты думал, мы туда влезем? Нужна побрякушка - подними.
Чародей зло глянул на князя из впавших темных глазниц. Вздохнув, он стал читать заклинание - беззвучно, лишь шевеля тонкими губами, глаза его при этом загорелись фиолетовым огнем. Он свел ладони вместе, разомкнул - теперь они испускали такое же фиолетовое свечение. Маг положил руки на плечи князю и дружинникам поочередно, оставив на них светящиеся отметины. Ноги оторвались от земли, и пятеро человек стали плавно двигаться вверх.
- Будешь ждать нас тут, - сказал князь скьольдцу. - Каждый день, в это же время. Не вернемся через две недели - организовывай поиски.
- Ваша воля, государь, - ответил в поклоне старик.

- Князь, прикажи людям искать проход на восток, я чувствую, филактерия совсем близко.
- Так разве ты сам не можешь узнать, где он? - огрызнулся один из дружинников, который покрепче и повыше.
- Я чародей и заклинатель, а не экстрасенс, простолюдин.
Глаза воина сверкнули в свете магического факела, в один миг он подскочил к худосощному магу и занес секиру для удара, но его остановил резкий окрик князя:
- Ольдув! Ты что себе позволяешь? В следующий раз обезглавлю на месте! А ты, маг, знай, почти исчерпал глубокую чашу моего терпения. Вы двое, идете с Ольдувом искать проход к востоку.
- А куда к востоку, государь? - спросил дружинник среднего сложения, вооруженный булавой.
- Где восток, маг?
- Вы серьезно? Очевидно же, в ту сторону.
- Слышали? Вперед.
Чародей заклял каждого дружинника магическим факелом, и трое скрылись за рощей сталагмитов.
- И все-таки, князь, как ты сумел потерять филактерию? Я слабо верю в твою историю о том, как старый дракон, потерявший дыхание, попросил тебя избавить его логово от дрансеров, пусть ты и водишь знакомство с дов.
- Так они себя называют, - перебил Вольтраг.
- Не сверкай почем зря умом, князь, я владею драконьим языком. Так вот, я в правдивости этих твоих россказней сильно сомневаюсь, тем более не верю, что внезапно напрыгнувший дрансер сорвал кулол с твоей шеи. Из-под кольчуги.
- Я же уже рассказывал тебе: он поддел цепочку своим ножом и сорвал, кулон отлетел в сторону. После поединка я не смог его найти.
- Неправдоподобно, князь. Как же тот нож не навредил твоей шее, не пролил ни капли твоей теплой крови...
- Отступись, упырь! - Вольтраг отскочил от мага, чье дыхание успел почувствовать затылком.
В тусклом магическом свете чародей ухмылялся, демонстрируя свои удлиненные клыки.
- Знаешь, князь, ты заставляешь меня думать, что бывают люди хуже самого озлобленного лича. Я больше общего имею с мертвым эльфом, чем с тобой. И есть ли смысл мне стараться на общее человеческое благо?
- Твоя правда. Вернемся - заменю тебя тем самым, который хуже лича, избавлюсь наконец.
- Государь! - позвал Ольдув. - Мы нашли ход в грот!
- Давай, если не хочешь лишиться вечной жизни, пойдем за твоей филактерией.
Вольтраг и чародей зашагали на голос дружинника, вскоре они вошли в большой грот. Даже умелый маг не смог осветить пещеру достаточно далеко, но он уверенно направился туда, откуда его звала собственная душа.
Филактерия лежала на земле около полуобглоданного трупа дрансера, облепленного слепыми подземельными крысами.
- Говоришь, отлетела и не нашел? - спросил маг, нагибаясь и поднимая кулон.
- Эн-не, маг. Ты помнишь уговор. За твое воскрешение бляшка будет у меня, давай сюда.
Маг на секунду застыл, не разогнувшись до конца. Затем выпрямился и протянул кулон князю.
Вольтраг взял его, посмотрел в глаза личу, улыбнулся и швырнул кулон дружиннику с топором. Он довольно кивнул, заметив, что чародей с охнул и поморщился. Затем он сказал:
- Помнишь, я просил тебя взять огненной воды?
- На всякий случай, - с холодным равнодушием отозвался маг и достал из сумки бутыль.
- Благодарю, - улыбнулся Вольтраг, взял бутыль, развернулся и пошел к норе, которой попал сюда в первый раз. Маг только сейчас заметил ее, хотя волшебный факел доставал до того места,странное ощещение, схожее с ярким прохладным светом, затронуло его восприятие. Озадаченный маг двинулся вслед за князем.
Через нору они попали в ту шаровую залу, где недавно побывал Вольтраг. Маг остолбенел, как только вошел в нее.
- Дьявол тебя задери, князь, не уж-то... Это невозможно, но и иначе быть не может. Это искра Творца, мы в драконьем храме!
- А, так ты знаешь об этом месте, маг, - Вольтраг не был удивлен, но театрально поднял брови. - Я тоже недавно о нем узнал.
- О боги, зачем мы пришли сюда? Стой... Ты пронес огненную воду сюда, к Вечному драконьему пламени, изайоль...
- Верно мыслишь, маг. Я хочу дыхнуть огнем. Почувствовать себя немножечко драконом. Как сказал один из них, этим ящерам мало не покажется.
- Дерагорн, что ты навлек на свое племя, - воскликнул чародей. Он часто дышал, взгляд бегал по стенам и полу залы, будто в поисках опровержения возможности осквернения храма. - Зачем тебе этого желать, князь?
- Зачем желать истребления драконов? Но это же просто, как то, что _восток там_, - Вольтраг хохотнул, махнув рукой в сторону (конечно же, в той стороне был был вовсе не восток, а юг). - Драконы утаскивают скот, пугают народ, сжигают деревни...
- Максимум две-три в год, по твоим приказам погибает больше!
- Ну так я преувеличу их злодеяния. Представь, я избавлю людей от такой ужасной напасти. Кто тогда займет королевский трон? Народный любимец, герой Вольтраг!
- Ты сумасшедший, князь, - выдохнул маг мотая головой. Потом он свел ладони вместе, глаза снова замерцали фиолетовым.
- Ольдув, Травен, держите его. Ты, разбей побрякушку.
- Нет!
Маг взвизгнул и дернулся, но двое дружинников держали крепко. Третий достал из кошеля филактерию, положил ее на пол и наступил латным сапогом. Аметист в оправе треснул...
- НЕЕЕЕЕТ! - загудела вся зала, отражая вой лича от стен.
Тело мертвеца обмякло, бойцы бросили его на пол.
- Добрый лич, можете себе представить? - улыбнулся Вольтраг и присвистнул. - Ну что, пойдем, допишем еще одну главу баллады о Вольтраге Вороньем Глазе?
Князь откупорил данную магом бутылку и набрал полный рот огненной воды, после чего, сопровождаемый верными дружинниками, направился к двери, что выводила к самому основанию Вечного пламени.
Лава, казалось, еще более обозлилась с прошлого раза, пузыри разростались до нескольких футов в диаметре. Не было видно, где начинается столб света, но он все еще подпирал черную высь.
Вольтраг подошел к самому краю уступа, щелкнул пальцами и зажег огонь на ладони, поднес его ко рту и выпустил вверх струю огненной воды.
Густое желтое пламя взлетело над головой князя, но не исчезло через мгновение, а собралось в клубок и потянулось вверх, к изайоль. Гора дрогнула, из глубин кратера пошел оглушительный скрежет, вулкан проснулся. Жидкая магма закипела в сотню раз яростнее, над ее поверхностью взвился горячий вихрь.
- Вольтраг! - громыхание знакомого голоса было едва различимо в поднявшемся шуме.
По кратеру спускался Дерагорн. Резкие порывы поднимающегося воздуха швыряли могучего дракона как хотели, он с большим трудом оставался на крыле.
- Вольтраг! Васкал! Инго ингарад сулей!
- Прости, Дерагорн, я не понимаю тебя! - смеялся князь.
- По что! По что ты предал меня, по что погубил меня и всех моих братьев!
- Потому что вы больше не нужны! - князь продолжал смеяться.
- Кому не нужны! Тебе?!
- Никому!
- Ты погубил дов! Да хест!
- Ну хоть долги успел раздать!
Мощный толчок снизу сбил Дерагорна, дракон окончательно потерял равновесие и рухнул в кипящую магму.
Вольтраг недолго смотрел ему вслед, повернулся к двери и увидел, что его воины спешно уходят в залу искры. Попробовав сделать шаг туда, он понял, что не в силах перебороть разбушевавшийся ураган. Едва хватало сил, чтобы сохранять равновесие у края уступа.
Неба больше не было видно и вечного пламени тоже, лава постепенно поднималась выше. Вольтраг растерялся. Огляделся по сторонам с бессмысленной надеждой увидеть путь к спасению, но быстро понял, что он обречен. Понял, но не мог до конца осознать, что это его конец, голову заполнили мысли о том, как он вспоминает о своем чудесном спасении из самой глотки извергающегося вулкана. Они сменялись молниеносно, но оставались одинаковыми.
В этом оцепенении Вольтраг стоял, пока ураган наконец не швырнул его в почти подоспевшую к краю уступа лаву. Тогда все мысли пропали, сменились полной пустотой. Но потом, через некоторое время, промелькнула новая - самоосознание. Зажженная во тьме свеча. Следующая мысль была вновь о чудесном спасении - неужели жив? Затем мысль - как?
Вольтраг поднял голову над поверхностью и жадно вдохнул. Потом он подплыл к уступу, с которого упал, и влез на него. Лава не казалась горячей, лишь приятно-теплой. Она была спокойна, как и вулкан. В черное молодое небо поднимался Вечный пламень.
Небо действительно выглядело моложе, чернота космоса гуще, звезды ярче и светлее.
Будто весь мир стал моложе на несколько десятков тысячелетий. И, что еще более странно, Вольтраг это чувствовал.
Прострация и неуверенность медленно покидали сознание. Он убеждался, что действительно жив, и начинал чувствовать, что что-то с ним не так.
Он дракон!
Тоскливый, испуганный вой взлетел из жерла горы, а за ним взмыл в своем первом полете первый в мире дракон, от которого после пошло все племя дов.
<<< Предыдущая работа

Вернуться в галерею прозы
Время для драконов. Первый дов.
Автор: Администратор 1-го ранга (Координатор) Darth Waiter*
Город: На'Хталн
Дата: 16.10.2012  17:30
Комментариев: 0
Просмотров: 666
Оценка: 0 (0|0|0|0|0) [0]

Вернуться на главную
Авторский комментарий к работе: К нг наигрался в скурим, хотел повесть в двух частях, вторую не продолжу никак
Работа опубликована администратором Белая Волка
Вы не можете оценивать

КОММЕНТАРИИ К РАБОТЕ:
Нет комментариев